Глава Госрезерва: «Мы подали в суд на блокировку всех счетов «Трейд Коммодити» — Интервью Oil News

Глава Госрезерва: «Мы подали в суд на блокировку всех счетов «Трейд Коммодити» — Интервью Oil News

Одна закупка ДТ в 2016 г. вылилась в уголовное дело СБУ и попытку отстранения руководства Госрезерва. Итогом другого тендера стала поставка некондиционного бензина и инициирование Госрезервом по этому факту судебных процессов. И, наконец, уже в 2017 г. по решению АМКУ был сорван очередной тендер на закупку авиатоплива. Что на сегодня представляет собой стратегическое предприятие, и почему так тяжело ему дается закладка нефтепродуктов, OilNews узнавал у главы Госрезерва Вадима Мосийчука.

OilNews: Что на сегодня представляет собой система Госрезерва в части хранения топлива? Какие комбинаты работают, какие не работают и как вы оцениваете их техническое состояние?

Вадим Мосийчук: В «топливной» части система Госрезерва представляет собой 5 нефтебаз, расположенных в различных регионах Украины. В Черниговской области – комбинат «Астра», в Житомирской – комбинат «Рекорд», в Хмельницкой – комбинат «Эстафета», в Харьковской – комбинат «Планета» и в Запорожской области работают комбинаты «Звезда» и «Бердянск». Все они имеют возможность хранить авиатопливо, дизтопливо и бензин. Суммарно объем такого хранения составляет до 1 млн. т. нефтепродуктов.

Некоторые комбинаты продолжают хранить топливо системы Госрезерва, и часть из них уже начала работать с коммерческим ресурсом. Понятно, что комбинаты, которые находятся возле зоны АТО, в приграничном с Россией регионе, сейчас неконкурентны. В частности, комбинат «Планета» в Харьковской области. Когда-то он был очень востребован, потому что ДТ поступало из Российской Федерации. В 2015 г. фактически был ограничен товарооборот с РФ. Этот комбинат сейчас хоть и дееспособен, но спроса как со стороны государства, так и от коммерческих структур мы не наблюдаем. В то же время комбинат «Зирка» за последний год сделал огромный рывок. Благодаря новому руководству происходил постоянный оборот за счет поставок танкерами. Также есть комбинат в Хмельницкой области, который способен работать с топливом, но в настоящий момент Госрезерв рассматривает его как предприятие по размещению стратегического запаса.

Фактически за 2016 гг. на всех комбинатах был проведен технический аудит, диагностика резервуаров, сделана дефектоскопия и начали внедряться новые технологические узлы, к примеру, узел учета нефтепродуктов для отпуска топлива. Происходит также реконструкция системы эстакады слива/налива топлива, были внедрены системы раннего оповещения о чрезвычайных ситуациях, установлены системы видеонаблюдения.

OilNews: А что было раньше? Как они управлялись, и что теперь с ними произошло в структуре управления?

Вадим Мосийчук: Не секрет, что многие комбинаты при «попередниках» курировались отдельными финансово-промышленными группами. Уже фактически в 2015 г. – начале 2016 г. мы провели кадровую чистку, и из пяти директоров было заменено четверо. Полностью пересмотрели штатное расписание, что позволило сократить персонал до оправданного уровня, а также сменить «контингент», который был связан со старыми директорами. Это и главные инженеры, и бухгалтера, и охрана и пр. Коррупция и воровство на закладках процветало последние 24 года. В 2015 году мы открыто задекларировали, что вся система Госрезерва открыта для работы с бизнесом по прозрачным и честным тарифам. Сначала неуверенно и настороженно, но в последующем бизнес ответил реальным спросом на наши емкости.

OilNews: В чем именно заключается ваша работа с ресурсовладельцами?

Вадим Мосийчук: Наши нефтекомбинаты предоставляют услуги по хранению, приемке и отгрузке нефтепродуктов. Мы отказались от коррумпированной практики дифференцированных тарифов, когда была возможность манипулирования. У нас установлен единый тариф по всей системе Госрезерва – 35 грн/т на вход, 35 грн/т на выход топлива и 80 коп./т суточного хранения. Этот тариф может снижаться до 30 грн/т вход/выход и 50 коп./т хранение.

OilNews: То есть какие-то «вилки» всё равно остались?

Вадим Мосийчук: При наличии обоснования мы идем навстречу клиентам. Уверен, наши тарифы конкурентны на рынке.

OilNews: Есть ли у вас стратегическое понимание использования данных мощностей?

Вадим Мосийчук: Проанализировав практики европейских стран – Литвы, Польши, Словакии, Словении, Хорватии, Венгрии, Франции, Бельгии, Германии – мы пришли к выводу, что целесообразным является объединение наших комбинатов в единую госкомпанию с рабочим названием «Нефтерезерв». В наших экономических реалиях это позволит увеличить эффективность управления и снизить затраты. Далее это предприятие необходимо корпоратизировать, преобразовать в ПАО, а затем частично продать, сохранив за государством контрольный пакет. Так поступили в Литве. Там еще в 2000 г. объединили все советские мощности, продали их на Нью-Йоркской фондовой бирже и привлекли длинный финансовый ресурс, впоследствии вложив его в модернизацию и постройку баз абсолютно нового уровня. Перечисленные выше страны консультируют нас сегодня, и готовы включиться в работу непосредственно по самой консолидации. Поэтому мы считаем, что не нужно их приватизировать по частям, ведь их капитализация сейчас невелика из-за низкой загрузки. Второй важный момент – это сама Евродиректива. В ее рамках в части формирования стратегических и экстренных запасов нефтепродуктов к концу 2022 г. мы должны иметь, по предварительным подсчетам, не менее 2 млн. т сырой нефти в эквиваленте. Это означает, что мощности Госрезерва (до миллиона тонн), могут обеспечить хранение половины этого объема. Остальное нужно размещать на рынке. Поэтому сама эта консолидация и привлечение длительного финансового ресурса даст возможность обеспечить выполнение Евродирективы и, как следствие, значительно повысить капитализацию государственной компании!

OilNews: Какие продукты вы должны закладывать по нормативам?

Вадим Мосийчук: В номенклатуре материальных ценностей системы Госрезерва на начало 2016 года значилось пять наименований нефтепродуктов: ДТ, бензин, авиатопливо, масляная группа и мазут. Анализ зарубежного рынка показывает, что в европейских странах и в странах СНГ закладывается ДТ арктического класса. По бензиновой группе во всех странах фокус нацелен на А-92 и А-95. У нас же еще присутствует низкооктан. По последнему мы тоже собираемся проводить изменения, переводя его в А-92.

OilNews: Почему вы не закупаете керосин Jet A-1, постоянно сталкиваясь с трудностями в приобретении РТ и ТС, которые все больше становятся экзотикой?

Вадим Мосийчук: В европейских странах закупают только Jet A-1, и хранится оно на базах, где есть быстрый оборот продукта, либо прямо в аэропортах. Наше основное требование – срок хранения, по которому Jet сильно уступает РТ и ТС. Оно рассчитано на хранение в течение полугода, а у нас закладка рассчитана на 5 лет. Jet с его годом гарантии нам не подходил.

В начале прошлого года мы предложили на уровне соответствующих министерств и ведомств создать рабочую группу по этому вопросу, но не были услышаны. Госрезерв своими силами сейчас обеспечивает хранение небольшой партии Jet и постоянно его мониторит: как ведут себя ключевые показатели с течением времени. Могу уже сказать, что за прошедший год мы пока не увидели снижения показателей. Но нам также необходимо найти механизм автоматического освежения. Закон говорит о том, что мы можем освежать товары только после решения Кабмина. Допустим, сегодня у нас показатели начали падать, а план освежения будет утверждаться 9 месяцев, как было в прошлом году – такой механизм нам совершенно не подходит. Если сдвинем с места бюрократическую машину в этом году, думаю, с 2018-го начнем закладку Jet A-1 с автоматическим освежением.

OilNews: Какие планы по закупкам на ближайшее время?

Вадим Мосийчук: В этом году мы планируем закупку не менее 20–30 тыс. т всех марок топлива. Безусловно, этого объема недостаточно. Нужно понимать, что Госрезерв еще во время Иловайского сражения (август-сентябрь 2014 г.) отгрузил армии более 50 тыс. нефтепродуктов, и у нас есть поручение КМУ пополнить эти запасы.

OilNews: Почему эти закупки проходят так мучительно, результативными были буквально пару тендеров. Вам кто-то или что-то мешает?

Вадим Мосийчук: Скажу честно, я вообще не ожидал, что закупка станет особо сложным пластом работы. Топливо – это всегда крупная закупка, и участники рынка стараются отхватить этот лакомый кусок. Раньше все происходило по кулуарным договоренностям, но с внедрением системы ProZorro эта практика была прекращена. Остаются три проблемы. Первая – попытка приспособиться к несовершенным условиям ProZorro. Вторая: АМКУ – орган, от которого фактически зависит, быть или не быть закупке. Наконец, третья проблема заключается в нецивилизованных действиях участников. Используется админресурс. Ранее было и прямое давление. В Госрезерв приходили люди, в том числе лично ко мне, которые давили и психологически, и по разным административным линиям. Цель – убедить, что именно они должны быть монопольными поставщиками.

OilNews: Что это за история с просроченным литовским дизтопливом, которое вы, якобы, хотели закупить, и которое стало причиной недавней попытки снять вас с должности? В медиа была целая кампания на этот счет. Кто и почему вас пытался сбросить?

Вадим Мосийчук: В 2015 г. пришел я и новая команда. Нам удалось закупить на тендере топливо у группы компаний WOG, снизив цену закупки где-то на 118 млн. грн. Сразу же после первой успешной закладки, в конце 2015 г., объявили следующий тендер на закупку 17 тыс. т топлива, и я как бывший финансист понимал, что топливо нужно закупать, цена была на дне. Тогда Brent упала до $34/барр., и мы как раз удачно провели процедуры 2 февраля. Победителем с большим отрывом стала ОККО, а участие принимали еще «Днепросбут», «Трейд Коммодити» и тот же WOG. Но в итоге WOG заблокировал эту закупку через АМКУ, по нашему мнению, исключительно по формальным причинам. В этой процедуре активно участвовал мой, впоследствии уволенный, советник по линии СБУ, который склонял членов тендерного комитета на заключение договора именно с WOG. Так как позиция тогдашнего главы МЭРТ Айвраса Абромавичуса была однозначной, что закупка должна быть по цене, приближенной к рыночной, мы отказались заключать договор с WOG. После этого получили заявление СБУ о том, что, якобы, ими была предупреждена закупка некачественного литовского дизеля. Это был релиз, подготовленный, опять же, моим бывшим советником. Казалось бы, вопрос исчерпан, но через полгода появляется дело СБУ, подключают генпрокуратуру, прошли обыски у меня дома и на работе. На сегодняшний день, насколько я знаю, ГПУ разобралось в сути вопроса, и не видит там состава преступления. Да и как он мог быть, если не было ничего – ни закупки, ни контракта.

OilNews: Расскажите, с кем вы уже познакомились из поставщиков топлива? По рынку ходят разговоры о том, что вы с господином Адамовским уже знакомы…

Вадим Мосийчук: Да, господин Адамовский был у меня в кабинете два раза. Мы обсуждали ситуацию, связанную с прошлогодним тендером «Трейд Коммодити» на поставку бензина А-80. Они действительно выиграли на прозрачном публичном аукционе. И даже снизили цены на несколько миллионов гривен, заключили дополнительное соглашение о поставках и практически с конца мая–начала июня начались поставки. Но по факту оказалось, что через две недели топливо начало расслаиваться в наших резервуарах.

OilNews: А где оно было заложено?

Вадим Мосийчук: Закладывалось оно на комбинате «Зирка». Проведя отдельное испытание, мы уведомили эту компанию о том, что такой продукт мы, безусловно, закладывать не будем. Топливо должно быть качественным, должно долго храниться, и мы потребовали заменить его. Г-н Адамовский приходил, убеждал меня в том, что они настроены на конструктив, и обеспечат качественную поставку. Но после этого он пропал. Мы приглашали его еще раз на встречу, чтобы обсудить ситуацию, он не пришел. Мы, в свою очередь, собрали все юридические документы, и в октябре 2016 г. подали иск в суд о взыскании штрафа согласно законодательству в размере 50% с компании «Трейд Коммодити» на сумму в 34,5 млн. грн. за непоставку материальных ценностей. И последнее наше обращение в суд касалось наложения ареста на счета «Трейд Коммодити» за невыполнение условий контракта.

OilNews: Что с этим топливом произошло? Какую часть они поставили?

Вадим Мосийчук: Они поставили тогда более 1000 тонн из необходимых 3500 тонн. После наших требований они его забрали и обещали заменить на качественное. Этого не произошло по сей день. Не исключаю, что этот эпизод мог стать мотивом для попыток сместить меня с должности главы Госрезерва.

OilNews: Насколько часто вы сталкивались с отказом трейдеров от своих обязательств?

Вадим Мосийчук: Помимо «Трейд Коммодити» в прошлом году была у нас компания «Техойл Ритейл», которая также выиграла тендер на поставку авиатоплива с очень низкой ценой, но, видимо, осознала, что Госрезерв не пойдет на повышение стоимости. Ее гарантийный взнос в размере 700 тыс. грн. ушел в государственный бюджет. После этого представители данной компании у нас не появлялись.

OilNews: После победы SOCAR и последующей отмены результатов тендера АМКУ имела место обширная полемика комитета (тендер был несостоявшимся из-за оформления банковской справки на русском, а не на украинском языке, как было прописано в тендерной документации – примечание OilNews). Позиция комитета проста: все по закону. Вы можете считать это несправедливым, но, возможно, необходимо поработать с тендерной документацией, чтобы подобных поводов у АМКУ не было?

Вадим Мосийчук: За год мы максимально упростили документацию. Наши юристы проанализировали этот эпизод, и комитет тоже это признает на словах, считая, что можно было повернуть в любую сторону. К сожалению, у нас закон гибок в таких моментах. На том же заседании, на котором я лично присутствовал, даже член административной коллегии говорила о том, что есть такая проблема, что нужно вносить изменения в закон о госзакупках. Наша позиция следующая: это было формальное отклонение, особенно относительно такой критической номенклатуры. Это был фактически заказ одной из структур, которая подавала эту жалобу (компания «Август пром» – ON). Она связана с «Трейд Коммодити», которая после проблем с поставкой бензина напрямую больше не заходит на тендера, действуя через другую компанию.

OilNews: А чего они боятся, у вас есть какой-то инструмент влияния на их судьбу в тендерах?

Вадим Мосийчук: У меня отношения со всеми трейдерами нормальные, даже с теми, кого сильно понижаем по цене, да и с теми, с которыми судимся. Простой приме: WOG сделал все возможное для того, чтобы заблокировать поставку ОККО в прошлом году, но это абсолютно не мешало оператору работать на наших комбинатах. Они сейчас там ведут перевалку и платят нам рыночную цену за это.

ИСТОЧНИК: http://oilnews.com.ua/a/interview/Glava_Gosrezerva_Mi_podali_v_sud_na_blokirovku_vseh_schetov_Treyd_Kommoditi/226394